Андрей Картаполов: Мы находимся на пути к чему-то похожему на Карибский кризис

Андрей Картаполов: Мы находимся на пути к чему-то похожему на Карибский кризис

В США звучат предложения увеличить численность войск в Восточной Европе, вместе с тем Запад официально не раскрывает детали своего ответа на требования российской стороны по гарантиям безопасности. Как заявил 27 января глава российского МИД Сергей Лавров, на главный вопрос — о нерасширении НАТО на Восток — Соединенные Штаты позитивно не ответили. Как могут развиваться отношения с Североатлантическим альянсом, в интервью «Парламентской газете» рассказал председатель Комитета Госдумы по обороне Андрей Картаполов.

- Андрей Валериевич, саммит Россия — НАТО по гарантиям безопасности завершился практически ничем. Значит ли это, что угроза столкновения двух блоков высока? Можно ли сравнивать нынешнюю ситуацию с Карибским кризисом 1962 года?

- Я бы не формулировал так, что саммит закончился ничем. Саммит все равно принес свой результат. Во-первых, мы обменялись мнениями, мы донесли свою позицию до партнеров, донесли это абсолютно открыто и увидели их реакцию. То, что сегодня они не готовы принять наши предложения и не могут этого сделать по каким-то причинам внутренним, — это другой вопрос. Наверное, было бы очень позитивным ожидать, что они сразу на все согласятся и пойдут нам навстречу. Конечно, нет. Любые переговоры — это длительный, серьезный, трудный процесс. Мы же, в конце концов, им не ультиматум предъявили. Американские партнеры, помните, попросили не афишировать ту позицию, которую они сформулировали устами господина Блинкена. Поэтому мы не можем оценивать, что они нам ответили. По каким-то отрывистым сведениям можно предполагать, что ответ в большей степени отрицательный. Опять же, в какой степени? Все это достаточно сложно и надо смотреть за развитием событий.

Сравнивать с Карибским кризисом… Ну, вы знаете, там была немного другая ситуация. Там часть вооружения, которое Америка полагала для себя неприемлемым, была размещена на территории Кубы, часть продолжала продвижение к острову, чтобы увеличить группировку. Сейчас что мы видим? Мы видим две базы ПРО в Польше и Румынии. При этом пусковые установки, которые предполагаются к использованию в качестве противоракетной обороны, могут с успехом применять любые другие ракеты, включая и томагавки — крылатые ракеты наземного базирования. Следить, какую ракету зарядят в пусковую установку, конечно, очень сложно и говорить, что угрозы нет, по меньшей мере, наивно. Андрей Картаполов: Мы находимся на пути к чему-то похожему на Карибский кризис

Сергей Кисляк: Такого внутреннего раскола в США я ещё никогда не видел

Есть угроза, но главная угроза заключается в том, что господину Байдену поступило от отдельных деятелей предложение увеличить группировку американских войск в Восточной Европе. Речь идет о Прибалтийских странах, о Польше, наверное, Румыния и Болгария не останутся в стороне. Дополнительные виды вооружения, дополнительный личный состав до 50 тысяч человек. Вот это очень серьезно, потому что такая группировка является очень важным сигналом, что, вероятно, нас не рассматривают в качестве партнера, а пытаются оказывать на нас силовое давление. Это абсолютно бесперспективно. На Россию давить бесполезно, и на эти шаги мы найдем абсолютно адекватный ответ. Но ни сами эти решения и действия, ни наш ответ никак не будут способствовать укреплению мира, безопасности и стабильности. Ведь когда две мощные, вооруженные, обученные армии находятся друг против друга, достаточно очень незначительного повода, чтобы все это переросло в действия, имеющие крайне серьезные последствия.

Мы в такой ситуации находились, кстати, когда Вооруженные силы Советского Союза были размещены на территории восточноевропейских государств. Я сам проходил службу в группе советских войск в Германии и знаю, о чем говорю. Польша, Чехословакия… Мы стояли лицом к лицу с группировками НАТО. Мы изучали друг друга, мы готовились, что нам придется применять друг против друга наши системы вооружения, наш подчиненный личный состав. Говорить, что тогда мы жили в очень безопасном обществе, наверное, сегодня не приходится. Ведь не зря был подписан Договор о сокращении ракет средней и меньшей дальности. Они действительно несли угрозу. Для Соединенных Штатов они никакой угрозы не представляли, не долетела бы ни одна из этих ракет до их территории, а вот для их европейских партнеров это было достаточно серьезной угрозой. Тогда европейское сообщество, обычные люди это отчетливо понимали и выходили на демонстрации, требовали у своих правительств, чтобы они поддержали это решение.

Что мы имеем сегодня? Соединенные Штаты в одностороннем порядке вышли из этого Договора. Опять-таки для них он абсолютно не критичен, если вести речь о ракетах такого класса. Они вышли, чтобы самим производить подобного рода оружие и иметь возможность его применять. Против кого они будут применять это оружие? Мифический Иран? Ну, наверное, это уже никому не интересно. Хотя, кстати, напомню, первоначально обе базы противоракетной обороны позиционировались как защита от ракет со стороны Ирана. Сегодня никто не вспоминает про иранские ракеты. На самом-то деле они были предназначены, чтобы сбивать наши баллистические ракеты на восходящем, самом уязвимом участке траектории полета, и ни для чего более.

Наверное, мы еще не дошли до той точки кипения, которая была в период Карибского кризиса, но находимся на пути к чему-то похожему, и не зря группа ученых, которая ведет ход так называемых часов судного дня, подвинули стрелочку на сто секунд. Мир сегодня не безопасен, мир не стабилен, и спасибо за это нашим американским партнерам и их ближайшим союзникам.

- В начале января весь мир следил за беспорядками в Казахстане, как стремительно и ожесточенно там развивались события. Как вы оцениваете ситуацию в стране сегодня и какую оценку можете дать ОДКБ?

- Действия ОДКБ я мог бы оценить самой высшей оценкой. Безупречная операция, спланированная, проведенная в кратчайшие сроки с высочайшей степенью эффективности. Мы вновь наглядно доказали и показали всему миру наши возможности, наши способности. Причем не только наших Вооруженных сил, но и показали, что наши союзники тоже очень близки к нам по ряду показателей.

Хотел бы обратить внимание, что прибытие миротворческого контингента осуществлялось на два аэродрома. Оба аэродрома находятся в высокогорье. Плюс это зимнее время, непростые погодные условия как для аэродромов вылета, так и аэродромов приземления.

Что касается результатов операции, мы видим это на том примере, что из Казахстана не приходят больше никакие тревожные вести. Там полностью нормализовалась обстановка, и здесь роль миротворцев ОДКБ двоякая. Безусловно, их прибытие отрезвило очень многие горячие головы как внутри Казахстана, так и за его пределами, кто собирался использовать эту ситуацию в своих интересах. С другой стороны, это действительно высвободило серьезный потенциал личного состава правоохранительных органов и Вооруженных сил Казахстана, которые были успешно применены как раз там, где и требовалось их наличие и применение. В конечном итоге важен результат, результат налицо — в Казахстане мир. Ну, а дальше казахский народ скажет, даст оценку устами своих лидеров, что же происходило, кто был зачинщиком, кто был виновником и кто был участником. Мы пока официальных сообщений на эту тему не слышим. Ну, я думаю, время не настало, оно наступит.

- В российской армии становится все больше роботизированных боевых комплексов. Беспилотные летательные аппараты, беспилотные машины огневой поддержки и разминирования. Очевидно, что войны ближайшего будущего — это войны роботов, которые могут объединяться в группы и подразделения. Вместе с тем правовое регулирование этой области у нас в зачаточном состоянии. Планируете ли вы заняться этим вопросом?

- Вы абсолютно правы, что развитие робототехники сейчас переживает, наверное, бум. Это не только касается Вооруженных сил. Это касается и в целом других отраслей промышленности, и жизни человеческой. Мы видим сегодня беспилотные машины, которые тестируются на улицах Москвы, мы читаем с вами, что скоро беспилотные грузовики поедут по нашим дорогам, и, конечно, Вооруженные силы не остаются в стороне. Наоборот, они всегда аккумулировали в себе все наиболее передовое, наиболее прорывное, наиболее перспективное и интересное.

Не то чтобы прямо сейчас начали появляться первые беспилотные летательные аппараты или роботы. Они достаточно давно уже функционируют в нашей армии, армиях других государств, и сегодня их применение становится все более массовым и все более эффективным. При этом необходимость дополнительного регулирования какой-то законодательной базы, наверное, еще не наступила. Любые роботизированные комплексы наземного, воздушного, надводного и подводного применения все равно остаются средством вооруженной борьбы. Решение на их применение, использование и контроль остается за человеком, за определенной командной структурой, командиром, командующим либо штабом. Это все осуществляется в рамках нашей общей военной науки, вкладывается в положения, которые записаны в основополагающих документах, определяющих применение Вооруженных сил от самого высшего уровня и до подразделения включительно. То есть это уставы боевые, это наставления по применению тех или иных объединений, соединений, видов Вооруженных сил и родов войск.

Когда наступит время — и оно, наверное, наступит, — что на определенных уровнях решение будут принимать с использованием машинного интеллекта, тогда, возможно, потребуется какое-то дополнительное регулирование. Сегодня мы такой необходимости не видим.

Хотел бы подчеркнуть, что те комплексы, которые находятся на вооружении российской армии, доказали свою эффективность в Сирии, на различных учениях, и действительно являются высокоэффективным средством, позволяющим не только решать задачи и добиваться успехов в бою, но самое главное — спасать и в меньшей степени подвергать риску жизни наших солдат. Это то, что является, наверное, самым главным для любого военачальника.

- Расскажите о планах комитета на весеннюю сессию. Какие законопроекты, по вашему мнению, заслуживают приоритетного рассмотрения?

- Сейчас у нас на рассмотрении 25 законопроектов, над которыми идет планомерная и серьезная работа. На весеннюю сессию у нас сформирован план законотворческой деятельности, приоритетом остается совершенствование социального пакета военнослужащих, военных пенсионеров и членов их семей. Кроме того, развитие законодательства об обороне с учетом планов и перспектив военного строительства в Российской Федерации. Андрей Картаполов: Мы находимся на пути к чему-то похожему на Карибский кризис

Леонид Слуцкий: НАТО не готово адекватно реагировать на российские озабоченности

В пакете комитета законопроекты по совершенствованию законодательства, регулирующего гособоронзаказ, присвоение воинских званий военнослужащим летного состава и заключение контракта о прохождении военной службы. К рассмотрению запланированы и законопроекты о повышении эффективности реализации военнослужащими прав на жилищное обеспечение в рамках накопительно-ипотечной системы, об уточнении порядка жилищного обеспечения отдельных категорий военнослужащих и уточнении порядка предоставления социальных гарантий по оказанию медицинской помощи, санаторно-курортному лечению, проезду к месту этого лечения и обратно и другие.

Особо хотелось бы выделить президентский законопроект, изменяющий Федеральный закон «О государственном оборонном заказе». Он предусматривает создание условий для снижения ставок по кредитам, привлекаемым для выполнения государственной программы вооружения, в целях сокращения расходов федерального бюджета на субсидирование уплаты процентов по таким кредитам. Предлагаемые изменения не допускают начисление процентов за пользование уполномоченным банком деньгами, находящимися на отдельном счете, а также устанавливают запрет на размещение на депозитах остатков таких средств. Принятие законопроекта будет способствовать повышению эффективности расходования бюджетных средств, выделяемых на выполнение государственного оборонного заказа.

Кроме того, на рассмотрении законопроект, направленный на создание оптимальных условий для оперативного размещения государственного оборонного заказа в целях своевременного его выполнения при соблюдении баланса интересов государственного заказчика, головного исполнителя, исполнителя в ходе формирования цены на поставку необходимой продукции, что также будет способствовать эффективному использованию бюджетных средств.

В предстоящую сессию продолжится совершенствование законодательства, регулирующего обеспечение международного военного и военно-технического сотрудничества Российской Федерации с иностранными государствами, призыв на военную службу и другие вопросы.

Андрей Картаполов: Мы находимся на пути к чему-то похожему на Карибский кризис

#международные отношения

Ещё материалы: Андрей Картаполов

Источник

Сетевое издание «Cod34.ru». Зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Реестровая запись ЭЛ № ФС 77 - 75913 от 24 июня 2019 года. 18+